Новости




Заголовок


Замедленная реакция

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель NEWSru.com:

Первое впечатление - , автор либеральных реформ, под чьим руководством Россия начала демонтировать "социалистическую систему хозяйствования" и строить капитализм - Егор Гайдар - в интервью, данном радиостанции "Эхо Москвы" положительно оценил действия российских властей в ситуации кризиса.

"Мы с т.з. макроэкономики делаем, в общем, все правильно. Мы тормозим кризис. Мы подняли процентную ставку, сейчас начали чуть-чуть понижать, мы изменили курс рубля, мы радикально изменили бюджетные перспективы. Я думаю, я бы сделал это месяцев на 6-9 раньше, но, наконец, мы это сделали, и это правильно" - сообщил руководитель Института экономики переходного периода как ответ на вопрос про то, как вести борьбу с кризисом.

Если вдуматься в то обстоятельство, что сказал Гайдар, можно сделать заключение о крайнем непрофессионализме российских властей, поскольку всякий раз, когда российские власти реагировала также на то, что происходило за 6-9 месяцев до этого, обстановка в мировой и российской экономике изменялась настолько радикально, что действовать нужно было в ровно противоположном направлении.

Взять, например, те же действия Банка России. В середине ноября и начале декабря российский ЦБ, "борясь с оттоком капитала", дважды повышает ставку рефинансирования, причем всякий раз сразу на 1 процентный пункт, доведя ставку до 13% годовых.

Если следовать логике Гайдара и отсчитать от ноябрьской серии повышения ставок полгода назад, получается, что ставки повышать нужно было в мае, когда баррель нефти перевалил за 120 долларов и до июля продолжал рост, а индекс РТС штурмовал отметку 2500 пунктов.

Еще весной минувшего года, когда, по версии Гайдара, нужно было ужесточать денежную политику, одной из важнейших тем оставался перегрев экономики в России из-за беспрецедентного роста нефти.

К середине ноября баррель потерял две трети своей стоимости от максимальных значений июля, упав до 50 долларов, российская банковская система после биржевых крахов сентября-октября оказалась отрезанной от внешних источников финансирования и страдала от острого дефицита ликвидности.

Тогда уже следовало делать то, чем ЦБ занялся через 5 с половиной месяцев - начинать серию снижения ставок. Это могло помочь экономике, "подсевшей" на внешние валютные кредиты, заместить их рублевыми.

Да и жесткую границу обесценения рубля следовало устанавливать не в конце января, но в сентябре-октябре, чтобы избежать спекулятивных атак на рубль, стоивших ЦБ изрядной доли резервов. В то же время необходимо было, также как и планировалось, помочь российским банкам и корпорациям рефинансировать внешнюю задолженность, не пытаясь на этом заработать сверхприбыль.

То же самое также можно сказать также и о бюджетных стимулах, которые вполне были бы кстати в 3-м квартале минувшего года, а не в II квартале этого года, когда катастрофа стала очевидной даже российскому правительству.

Гайдар, очевидно, все это понимает, оттого и подводит неутешительный итог: "Мы за это, естественно, заплатили – заплатили именно за это существенным снижением объемов промышленного производства, инвестиций, ВВП и ростом безработицы. Теперь с этими последствиями надо справляться".

И российские власти пытаются справляться, следуя собственной традиции и действуя с опозданием на 6-9 месяцев, за которые ситуация успевает измениться до неузнаваемости.



Интересные статьи




    kros.tk © 2006-2009
Все права защищены.
Главная | О компании | Услуги | Вакансии | Карта сайта